nic_bel (nic_bel) wrote in ru_tourism,
nic_bel
nic_bel
ru_tourism

Приполярный Урал - экспедиция 79

ГОРЫ, РЕКИ, ТАЙГА…

Экспедиция на Приполярный Урал, в которой побывали в минувшем году туристы нашей области, без сомнения, одна из значительных в истории свердловского туризма. Преподаватель из Карпинска Валерий Шляев, свердловчане Валерий Медведев, Елена и Борис Рязановы, Николай Белобородов, Наталья Бирюкова, Владимир Суриков, научные сотрудники Аркадий Кузовников и Александр Кокин, врач Владимир Рыбин, корреспондент журнала «Уральский следопыт» Юрий Борисихин во главе с научным сотрудником Владиславом Карелиным целый месяц шли нехожеными тропами через тайгу, совершали горные восхождения, преодолевали горные реки Приполярного Урала. О трудностях сложного комплексного похода рассказывает участник экспедиции Н. Белобородов.

Карты Приполярного Урала
  Карта района экспедиции 

 
        

Просмотреть увеличенную карту


Впечатления
        Сборы в любое путешествие всегда предполагают немного нервотрепки. Продукты, снаряжение, билеты. Исключения из правил не было и на этот раз. Запрос в Печорское авиапредприятие о вертолете преподнес сюрприз — отказ. Последовал запрос в Сыктывкар, перенос отпуска на неделю и так далее. Но все кончилось благополучно, и   начиналось главное — экспедиция.
        Цель, поставленная Свердловским областным советом по туризму и экскурсиям, установить на безымянной вершине в массиве горы Колокольня мемориальную доску, посвященную Е. П. Масленникову. Один из первых свердловских туристов, он разрабатывал на Урале новые маршруты, путешествовал  сам.  Любовь его к родному   краю заразительна. Один из авторов книги «Урал — туристская страна», многочисленных  путеводителей, Масленников навсегда останется в памяти знавших его людей как прекрасный человек, неутомимый организатор...
        В задачи экспедиции входило исследование безымянных вершин, исследование главного водораздела в верховьях рек Кожим и Хальмер-Ю для выявления наилучшего варианта волока из долины Хулги в Кожим при проведении туристами водниками путешествий в этом районе. Восхождения на Народную, Манарагу, траверс Исследовательского хребта в высшей его чести, выявление возможностей совершения горных и пеших походов высшей (шестой) категории сложности, сплав по реке Хальмер-Ю на резиновых лодках — все это план-максимум экспедиции...
       
       «...Аэропорт Свердловск — аэропорт Сыктывкар. 12 человек. Знакомство в самолете. Все «бродяги» разной степени. 30 мест груза — «цыганский табор» в зале ожидания. Лодки для сплава, веревки, примусы, ледорубы, канистры и несколько мешков с продуктами.
 Печора. Маленький городок, большой порт. Памятник. Аллея погибшим на войне. Цветы и огонь...
 Вертолет Печорского авиапредприятия урчит между гор, высаживая одну за другой группы с упаковками забросок. Два человека — на Хальмер-Ю, четыре —- на Северной Народе, продукты и бензин — в верховьях Ломесь-Вож, и, наконец, оставив нашу группу у границы леса, вертолет подпрыгивает и свертывается в точку над перевалом. Море солнца на буйном разнотравье. Горы, развалившиеся в креслах долин, и комары, грызущие гранит... Дежурство. По двое. Официанты на день. Капаю бензин из канистр в желудочки примусов. Маленький факел быстро съеживается, и конфорки мирно шипят, обхватив ведра с универсальным завтраком — обедом — ужином (суп, чай). С шутками и веселым трёпом проходит ужин. Кто пишет дневник, кто чинит трикони (специальные альпинистские ботинки). Спать, спать! Завтра вспомним и оценим сегодняшний день. Позже вспомним и оценим эту экспедицию...». Снова — отрывки, образы... 
Пик Свердловских туристов и Колокольни  Профиль горы Манарага
 
На пик Свердловских туристов  На пик Свердловских туристов  На пик Свердловских туристов  Восхождение  

  
 
Профиль Манараги  Профиль Манараги 


        Что же было? «...Нудный подъем по корыту долины. Перевалы прячутся за склоны гор, кутаются пуховыми платками туманов, вершины — что гигантские самовары с дымящимися боками.
        «Шарк, шарк...» — ледоруб и триконь барахтаются в перловке снега, затем скрипят по крупноглыбовой осыпи. «Камень!... Камень!» — предостерегающе кричит начальник вслед сорвавшейся глыбе. «Амен... Амен...» — остается в ушах. Идем облаком, вбирая в себя всю его влагу, прячемся под «плачущие» камни и снова балансируем на кромках скал.
         Вершина! И словно чьей-то рукой отдернут занавес. Над ровным морем облаков стоит на рейде корабль Манараги. Раскаленные утюги Колоколен шумят от горсти воды. Раскрыли объятия долины Косью и Вангыра.
        Скорей кинокамеру!.. Слайды — дублировать! Из рюкзака извлекается мемориальная плита: «Памяти Е.П. Масленникова — первого мастера спорта по туризму на Урале (1924—1978)». Знал ли я Масленникова? В повседневной жизни — нет. Но кто из туристов не слышал о нем? Покорил он и соседний пик, а этот, с настоящего момента, будет носить его имя…».
 
На пике Масленникова  Памятная доска Масленникову
 
            Оборвалось, сжалось, растаяло...
        Разговоры через стенки палаток — дела, анекдоты, просьбы.
        — Промашечку дали мы в самый первый день. Надо было сбегать на вершинку. Надо же — два дня потеряли! — сетует Карелин, начальник экспедиции. Его любимые суффиксы — уменьшительные. В общении — мягкий, как резиновый шарик, но, если даст тебе выговор, шарик лопается и звон в ушах.
        — Одиннадцать лет назад были мы на перевале в Пывсян-Шор со стороны Парнука. Осыпь выходила прямо на плато. А сейчас — сами видели — осыпи нет, сплошная скала.
        — А все-таки, пик журнала «Уральский следопыт» - изюминка! Траверс — хорош. А место для базового лагеря на следующий год — Швейцарские Альпы! — Юрий Борисихин, корреспондент журнала, делится соображениями о том, куда посадить вертолет, который привезет сотрудников редакции посмотреть вершину имени журнала «Уральский Следопыт». Попавший в экспедицию в последний момент, Юрий выполняет в нашей экспедиции функции спецкора и завлита, поскольку представитель СМИ. В день восхождения на пик — почти именинник: первый под проливным дождем ступил на вершину, долго и тщательно писал традиционную записку... Не каждому альпинисту посчастливится первому взойти, да еще и назвать вершину (имя вершины появится на всех географических картах).
 
Вот это для мужчин...  Там за облаками

        Вспоминаем сегодняшний перевал — из Пывсян-Шора в Ломесь-Вож.
        Володя Суриков: «Последний ледовый взлет идти без перил рискованно».
        Валера: «Приятный перевальчик, особенно спуск по снежнику до озер — минут за десять скатились».
        Если б не дождь! Рядом пики Комсомола, Гранитный, Свердлова! Рукой подать с перевала. Видимости почти нет. Сложили тур, написали записку. С перевала спустились поздно. Вышагивание и карабканье вдоль черных, как тушь, озер с осколками неба у берегов. Уже в сумерках нашли «заброску» продуктов и бензин на следующие три дня. Палатки втиснуты в проем между глыбами. Теперь — сухая одежда, ужин и сон под мелодии расходящегося дождя.
        — По этим глыбам скакать! У меня с самого утра ноги на руки попросились — смеется Володя Рыбин. Он врач, немного диетолог. И больше всех страдает от мозолей. Тащит гору хрусталя и великолепные оленьи рога. На шутки не отвечает. Почти не ест.
        — Ничего, Володя! — утешает его Суриков, наш завхоз. — Доберемся до продуктов на базе Северная Народа — полакомишься килькой и компотом «Ассорти». Уж там-то ты не откажешься от пищи?..
        — Как там наши Санычи поживают? — рассуждает Карелин вслух про Аркадия Александровича Кузовникова и Александра Александровича Кокина, уже вторую неделю ожидающих нас в базовом лагере на реке Хальмер-Ю. — Наверное, всех хариусов выловили в реке…
 
Река Манарага  Пейзажи Приполярного

        Другая группа экспедиции сейчас выполняет задание в районе горы Народной, высшей вершины Урала. Группа схоженная, дружная. Валера Медведев имеет альпинистский опыт, не расстается с гитарой. Мастер на все руки, весельчак — с таким не пропадешь! Наталья Бирюкова, Борис и Елена Рязановы — туристы давние. Бывали в Якутии, на Алтае, Памире. А запоют песни — всю ночь будешь слушать их у костра. На Приполярном все впервые. Исследуют перевалы для водных туристов (возможности волока байдарок, резиновых лодок), а также подробно описывают долины рек этого района...
 
Выше облаков  Пейзажи Приполярного

— ...Дежурные, завтра подъем в шесть ноль-ноль! — говорит начальник, и разговоры постепенно стихают...
        Утро принесло разочарование, удивление. Снег, ночью сменивший морось, слепил глаза, кружился медленно и безнадежно. Вся природа — черно-белый телевизор с помехами. Только тихо журчит ручеек.
        Собираемся, идем. На камнях в белом мареве-облаке начинаем спуск к реке Хобе-Ю. Верховья Хобе-Ю — «долина смерти». В начале века здесь полегло стадо оленей— около двух тысяч голов. В тридцатые годы в лавину попали девять геологов. И недавно омский турист-одиночка погиб именно в этом месте — геологи нашли останки человека год спустя на склонах горы Защита...
      Ущелье сужается, мрачнеет. Морена, подпирающая озеро, круто падает, растворяясь   в   тумане. Камни, камни... Чуть прикрытые снегом — коварны, как никогда. Трикони жалобно скрипят. Рюкзак далеко не помощник в этом бесконечном лазанье, скаканье, ползанье по тающему месиву белизны.
       Теряю равновесие, ищу под ногой камень. Нога проваливается между камней   —   идет на излом. Инстинктивно предчувствуя боль, изворачиваюсь рюкзаком к склону.       Удар! Рюкзак сваливается на голову. Лежу в нелепейшей позе. Кругом никого — спускаясь,  я шел чуть в стороне от ребят. Отдышавшись, снимаю рюкзак, сажусь. Руки чуть дрожат.  «А если бы... Может быть, так и погиб омский турист? Гармоничное слияние человека с природой? Нет, лучше догоню-ка я ребят...»     
        ...Отдохнув на привале, снова двинулись вниз к теплой избе на базе геологов «Хобе-Ю». Горы закрыты. Из зоны снега спускаемся в зону дождя. Моросит. Впереди теплый ночлег после десяти дней дождя и снега в палатках...
        Впереди (забегая вперед) снова дожди, снова чуть-чуть солнце, «пилежка» под рюкзаком по широким заболоченным долинам, друзы и пальцы хрусталя.
        У истоков Северной Народы на гривастом от травы островке ищем продукты, которые должна оставить группа заброса... Ищем их сначала весело, но тревога нарастает. Да, так бывает в туризме, одни прячут продукты, оставляя, на их взгляд, очевидные ориентиры, а другая группа их, очевидные, не видит. С темнотой прекратили поиск. Пили скромный чай, ошеломленные непредвиденным: если продукты не найдем, предстоит недельный голодный марш по тайге! Машинально и обреченно вывертываем карманы, собирая в кучку даже хлебную пыль...
        И надо же! Валерий  Шляев за час до утреннего выхода (понурого, невеселого) явился с торжественно поднятыми руками, а в них — оранжевые канистры с бензином (заброска). Оказывается, продукты  были в бочке, а бочку можно было увидеть, обследовав низ густых кустов. Хорошо спрятано! Валерий заслуженно пьет первым кружку консервированного компота. И как быстро меняется настроение! Мир приобретает краски. Можно жить, друзья!
      
        ...Долго смотрели на горы с перевала Гранитного. Здесь добывают хрусталь.
        Прямо под мягким мхом — прозрачные друзы. Рабочие собирают их в зеленые мешочки, а машина увозит в поселок Хасаварку. Вечером опускается туман, а мы пьем чай у костра до позднего вечера. В том же тумане утром спускаемся в долину.
        Да, в спортивном отношении горная часть маршрута оказалась удачной: первовосхождение на новый пик «Уральский следопыт», первопрохождение перевала. Придумываем название. Кто-то предлагает наименовать «Перевал Сыновей» — все же год ребенка. И, возможно, наши сыновья пойдут этими перевалами. Кстати, на горе Манарага прочитали записку  отца своему подрастающему сыну. Уверен отец, что пойдет сын по его тропе...
        Узкая река. Камни. Идем, притираясь к скале. Бусит дождь. Камни намокают, и трикони скользят, не держат. Да и рюкзак мешает держать равновесие, не расслабишься ни на минуту. Безрадостное шествие под дождем – ни обсушиться, ни приготовить обед — голо, неприятно. И вдруг — бревно, большое, смолистое. Недолго гадаем, откуда оно взялось, и скоро под треск костра пьем чай. Выглядывает солнце, но мы уже согрелись.  Надо идти... Володя Рыбин упорно тащит найденные оленьи рога. «Не себе... — говорит он, — подарю другу...». Друг конечно, не узнает, как достались эти рога... Но они прекрасны и сами по себе...
        Выходим на перевал в реку Кожим. Водораздел — с одного склона реки текут на запад, с другого— на восток. Спускаемся с водораздела по плоским плитам. Реку берем с ходу. Переправы упростили предельно: по колено, по пояс в воде переходим реку, страхуясь альпенштоками, а через час-два солнце сушит одежду, и тяжелый рюкзак помогает выхлюпывать воду из обуви. В мелком кустарнике, обессилевшие, ставим палатки…
       
        Утром ребята убегают на обзорную точку — с перевала спускается многотысячное стадо оленей: черно-серая шевелящаяся масса, и окрестность словно ожила. Стоим, зачарованные этим живым потоком...
 Идем мы местами красивейшими —  сопки, голубые проемы долин, и всегда — горы, синь, голубое марево...
        Ночуем у воды, на мхе. Устали. Коллектив наш сплотился. Заполняем дневники, чиним обувь, едим морошку — ароматную, налитую, рассыпчатую...
        На следующий день приходим в поселок золотодобытчиков. Голубые, белые домики. Чистая река. Угрюмые скалы. Вечером молодой моторист из Уфы   пригласил нас на чай. Играет нам на гитаре песни на слова Эмилии  Бояршиновой (уральская поэтесса). Нам приятно — гибкий, сильный голос. Чувствуется, что немного тоскует парень — не был дома уже полгода. 
 
Сплав по Хальмер-Ю  Сплав по Хальмер-Ю
        
Сплав по Хальмер-ю  Сплав по Хальмер-Ю
 
Сплав по Хальмер-Ю  Сплав по Хальмер-Ю

        И вот встреча — наконец собрались вместе и группа обеспечения, и базовая группа. Александр Кузовников показывает плоты — всё готово. Лакомимся хариусом и долго сидим у костра. Тормошим Валеру Медведева — пой, так долго не слышали песен. Двадцать дней порознь одолевали мы эти нелегкие сотни километров. Валерий поет: его репертуар туристских песен бесконечен...
 
        ВОДА! Мы летим чистейшей Хальмер-Ю, преодолевая пороги. Входим в каньон,  где скалы теснят воду и она ревет, сбиваясь жгутом. Сильная река, быстрая – вымокаем полностью. Сушимся на высоких берегах, рвем бруснику. И никак не можем насладиться этой чистотой неба, воды, леса, алой капелью брусники на ладони. Много уток, почти не боятся. Да мы и не пугаем — притихли перед нескончаемой чередой зеленого леса, чистых струй, высоких солнечных столбов...
        Скоро выходим на полноводную  Хулгу. И тут беда — тонет плот. Едва успеваем   выскочить на берег, к семье манси. Хозяин угощает нас рыбой, поит чаем. Николай Федорович, так зовут хозяина, садит нас на сено, сметанное на тримаране из лодок. Отплываем. Пахнет травой, река живет — вихрем несутся лодки с рыбаками, охотниками или просто семьей, где на корме отчаянный парнишка, а на носу  —   верный пес. Ближе к посёлку Саран-Пауль вода темнеет. Все чаще бензиновые разводы, мусор... И река, как бы, тяжелеет, не чувствуешь того чистого   дыхания. Кончается поход.
        Делаем последние снимки и выходим к причалам Саран-Пауля. Снова заботы — выгрузка, проверка багажа... Кое-что, правда, отдаём гостеприимным манси. Но Николай Федорович поспешно улепетывает от нашей благодарности — удивительно деликатный человек!
 И в обратном порядке скользит память по Хулге, Халмерью, по тайге к красавицам вершинам — Манараге, Защите, Народной... Словно снова штурмую месяц назад безымянный, а теперь — пик имени первого мастера спорта на Урале Е. П. Масленникова.
 Смотрю на друзей — все здоровы, радостны. Радостны потому, что к нам бегут из поселка дети, и думаю, что никто в жизни не ждет издалека нас так горячо, как они... Ищу по карманам подарок.
       
Текст из газеты «На смену», 3 января 1980 года
Фото сканировано со слайдов
 
 
 
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments