diana_spb (diana_spb) wrote in ru_tourism,
diana_spb
diana_spb
ru_tourism

Каменное ожерелье Ладоги. Ляскеля - Долина героев – Видлицы - Олонец.

Майские 2008.

После Рускеала совместные творения человеческих рук и природы для нас не закончились. ЦБК или его прообраз существовал в Ляскеля ещё сто лет назад. Там же – первая местная ГЭС. На повезло приехать в самое половодье – Янисйоки - река мощная. А летом, в засуху, говорят, превращается в ручеёк. По Янисйоки организуют походы байдарочников, рафтинг, а отдельные самоубийцы проходят и через плотину – кошмар!




Дальше мы проезжали через Долину героев, которую называют ещё долиной смерти. Земля изрыта воронками и остатками траншей. Дальше, по дороге, многотысячные братские захоронения. Здесь зимой 1940 состоялся один из самых трагичных для Красной армии эпизодов Зимней войны с Финляндией. Растянувшуюся дивизию отрезали от тыла, разбили на 15 частей, каждую окружив колючей проволокой и минами, и выморили голодом, холодом, миномётным огнём. К Питкяранте прорвался отряд в полторы тысячи человек. Сейчас о войне напоминает памятник-крест с фигурами матерей, и дома, построенные на дотах.


Городок Питкяранта, - над многокилометровыми подземными коридорами. Шахты и завод закрыты в начале XX века. Городок (вернее, большая деревня) симпатичный, многие домики отремонтированы. Есть и современная часть. Работает ЦБК. Но чтобы развивать туризм, нужно чистить фарватер Ладоги от мусора старых заводов, и разведать рудники, куда можно водить людей. Один спелеолог полез, и его завалило бутылками. К счастью, выбрался.


Деревня Салми. Одна из самых больших в Приладожье церквей св. Николая Чудотворца построена на деньги Анны Орловой-Чесменской, которой от отца достались заводы, архитектором Й.К.Л. Энгелем, застраивавшим Хельсинки (по его проекту и кафедральный собор там возведён, недаром напоминающий русским туристам нашу провинцию). В лучшие времена храм вмещал полторы тысячи человек. Во время войны там устанавливали пулемёты, в результате здание сильно пострадало. Заходить внутрь опасно но, говорят, что-то из росписей сохранилось.


Мы остановились сделать несколько красивых снимков Ладоги.



Ночевали в поселке Видлице (в честь одноименной реки), в это месте впадающем в Ладогу. Гостиница переделана из общежития, простенькая, чистенькая, кому-то достались номера даже с удобствами. Вот ужин был от души, с жареной местной рыбой приготовления добродушных тётушек-поварих. Посёлок теперь в значительной мере дачный (особенно ближе к озеру), землю скупили жители Олонца и понастроили вполне симпатичные коттеджи.


Разумеется, ужин не мог заставить нас сидеть в комнатах, и мы через лес пошли к Ладоге.


Реку пересекает железнодорожный мост, что-то строится, наверное, для туристов – красота вокруг неописуемая, и на лодках покататься, и рыбакам найдётся занятие.


Самая сказка – где Видлица впадает в Ладогу.



В мае ещё лежал снег.


Цвела верба.


Хотя было холодно, но я зашла в воду.


Блики заката на Ладоге.


Примечателен подвесной мост через Видлицу. Увы, возле его опор устроена свалка мусора, что сильно испортило впечатление (на фотографии не ищите, не видно).


Вечером там спокойно и тихо. В жилой зоне ещё и чистота, но не везде.


В Видлице восстановлен и халтурно оштукатурен Георгиевский храм. А на реке у моста – прелестный островок, к которому мы сбегали утром до завтрака.


Старинный торговый город Олонец (ударение на второй слог). В своё время был в 40км от русско-шведской границы. Потом граница отодвинулась, крепость потеряла военное значение, обветшала, и никто не восстанавливал. Город мостов (перед опорами установлены ледорубы).


Реки называются Олонка и Мигрега. 40% обитателей – карелы-ливвики (есть ещё людики).

Для нашей экскурсии выходной открыли местный краеведческий музей. Здание построено в 80-х для компартии, но ей не досталось - теперь музей и музыкальная школа.


В нём - музей новогодней игрушки. Для карел ель - похоронное дерево, поэтому до сих пор на Новый год в дом вносят сосну. Петра Первого, перенесшего праздник с марта на январь (а теперь он приходится вообще на Рождественский пост) экскурсовод помянула скептически. Игрушки сюда присылают. Музей проводит акции - сбор старых игрушек в момент на новые, сбор открыток и т.д.

В Олонце мужики были в почёте. Жена в лодке гребёт - муж сидит рядом. Если ей скоро рожать, муж хочет взять вёсла, она ему: «не позорь меня перед соседями!».


Рассказывали о финской оккупации. Карелы, вепсы, финское и родственное им население считалось коренным (видимо, с предоставлением гражданства), остальных отправили в концлагеря. В лагерях для военнопленных умирали до 100 человек в день. В лагерях для тех, кто приехал в эвакуацию из Ленинграда и других городов голодали и за одного бежавшего расстреливали пятерых. Для местного нефинского населения всё-таки легче - была даже школа.

Я впервые услышала подробности технологии обработки речного жемчуга. Чтобы затвердел - жемчужины покрупнее два часа держали во рту, помельче - под мышкой или под грудью.

Олонецкие карелы не запирали дверей. Наверное, это в воздухе. Я впервые попала в компанию, где к запорам относятся легкомысленнее меня. Я записалась поздно, попала на трёхместное размещение. Так вот одна дама из нашей комнаты приходила раньше меня и второй женщины, с которой мы вместе допоздна гуляли. Она преспокойно ложилась спать с незапертой дверью. А в Видлицах мы заперлись на ночь только потому, что иначе дверь открывалась и дуло :)

Нам рассказали о быте и некоторых обычаях карел - как всегда в краеведческих. Карелы добавляли в хлеб сосновую кору. Чистый хлеб ел только хозяин-добытчик и дети.

Наш водитель, уже не первый раз слушавший экскурсии на трассе или обзорные, уверял: у каждого своя версия. Наверное, в музеях та же история.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments