January 14th, 2008

Парусная гонка для всех желающих. Возможно вам будет тоже интерестно.




volvo_sailweek
Сообщество парусной регаты для всех желающих. Тем, кто мечтает ходить под парусом, найти себе новых друзей, тем, кто представлял себя Джеком Воробьем.

Кому интересно - прошуCollapse )

Фарли Моуэт. «Путешествие на Коппермайн» в сборнике «Уводящий по снегу».

Существуют два писателя под именем Фарли Моуэт. Один – «розово-зелёный» сочинитель слезливых спекулятивных книжек о бедных волках и угнетённых туземцах.

Другой – вполне адекватный журналист, пишущий информативные и интересные книги. К таковым я, безусловно, отношу его «Людей оленьего края»; а также предлаганемое Вашему вниманию «Путешествие на Коппермайн».

«Путешествие на Коппермайн» - творческая переработка дневников Сэмуэля Хирна, английского колониального служивого XVIII столетия, двинувшего по канадскому северу в поисках реки, откуда индейцы приносили в форт самородную медь.

Здесь я сразу же скажу, что в российской географической традиции мы не очень хорошо представляем себе, что происходило на Американском континенте в эпоху его изучения. Если Эрнан Кортес ещё известен широкому читателю, то уж о Васко Бальбоа слышали лишь десятки, а о Коронадо – единицы наших соотечественников. Отец Алонсо, Александр Маккензи, Иеремия Джонсон – большинство этих имён ни о чём не говорит россиянам.

С одной стороны – это объяснимо. У нас самих – чертовски огромная страна, и даже сегодня история её освоения не до конца популяризована литературой (ау, кто помнит чудные исторические очерки И.Забелина «Встречи, которых не было»)?с другой – ну разве неинтересно узнать о том, как всё было «у них» - там же открывался целый континент, и его приполярная область была не менее сурова, чем наша Сибирь.

И так же как и «у нас», «у них» был целый пласт людей, которых позднее Киплинг называл «каменщиками Истории». Таким вот каменщиком был и Сэмюэль Хирн. В сопровождении банды (иначе не назовёшь) индейцев под командованием вождя Матонаби он преодолел огромное пространство – от устья р.Черчилл (вообще, Форт Принца Уэльского – это и есть знаменитый для каждого специалиста по медведям Форт-Черчилл) до устья реки Коппермайн и Большого Медвежьего озера. Кроме описания этих территорий (одних из самых. С точки зрения биолога, малопродуктивных в Северном Полушарии – у первопоселенцев они и получили название – Бесплодные Земли), дневники Хирна являются ещё и кладезем сведений о быте северных атапасков.  В книге полно описаний индейского снаряжения – в том виде, в каком оно было у них практически до появления железа, методов передвижения, кочёвки и охоты. Вообще, чертовски интересно читать о той технологии пешего странствия, без помощи оленей, собак или лошадей. Но с которой были пройдены тысячи километров по труднопроходимой местности во все четыре времени года.

Ну и индейцы у Хирна, конечно- не куперовские, и, тем более, не майн-ридовские.

«Взяв 28-го курс на юго-восток, мы продвигались гораздо быстрее, уже не тратя много времени на охоту. На следующий день мы пересекли следы чужих индейцев, и кое-кто из моих спутников тут же вызвался выяснить, кто это был. Найдя, что чужаки – бедные безобидные люди, они отобрали у них все меха и вдобавок увели молодую женщину».

«У беззащитных чужаков не было ни единого ружья. Варвары из нашего отряда их беззастенчиво ограбили и не замедлили тут же учинить над ними насилие, причём не поддавались ни на какие уговоры, когда я пытался воззвать к их жалости».

Сам Хирн путешествовал со своими спутниками, скорее, как заложник, а не как представитель всемогущего «Белого Человека». При этом же он ухитрялся вести примитивную топографическую съёмку, а также писал дневник, который дошёл до наших дней. И благодаря издательству «Мысль», издавшему его в 1985 году – известному нам на русском языке.